Полвека невинность она сохранила, хоть замуж при этом два раза сходила

от Natali | в категории 18+, Интересно, Любовь и Секс, Скандалы, сплетни, слухи? | 28-05-2014

0

Шокирующая исповедь Марии-Луизы, которая возрасте 51 года все еще оставалсь девственницей — и это после двух замужеств по любви!

Из окна нашего отеля открывался прекрасный вид на Английскую Ривьеру (так часто называют берег Корнуэлла). Любуясь розовым закатом с нашей террасы, мы пили шампанское.

Для нашего уикенда вдвоем я заказала люкс для новобрачных — не потому, что мы были молодоженами, а потому что надеялась, что это привнесет элемент романтики в наши продолжительные отношения, длившиеся вот уже десять лет.

В тот вечер, после ужина при свечах, я надела соблазнительное новое кружевное белье, склонилась к лежавшему на кровати мужу, поцеловала его. Кароль (родители назвали его так в честь румынского короля) как всегда ответил легким «чмоком» в щечку и повернулся на другой бок.

Не желая быть отвергнутой снова, я прижалась к нему и тогда он попросил меня перестать. Желание, которое я испытывала, сменилось чувством стыда и унижения.

В ту ночь Кароль храпел особенно громко, а я лежала без сна и слезы тихо катились по моим щекам. Я плакала потому, что человек, которого я любила, человек, поклявшийся меня любить, холить и лелеять, вел себя так, будто я являюсь для него чем-то отталкивающим.

И дело тут было не в том, что отношения приелись. Правда была более шокирующей: мы никогда не оформляли наш брак официально и, более того, у нас ни разу не было секса! За 26 лет, проведенных вместе, мы ни разу этим не занимались!

Звучит невероятно: привлекательная умная женщина со здоровым либидо согласилась оставаться в таком союзе. Тем более невероятным должно показаться то, что подобных союзов у меня была два. и оба супруга отказывались заниматься со мною сексом.

Впервые замуж я вышла в 18 лет. И пребывала в том браке до 25-летнего возраста. В 25 я познакомилась с Каролем. Мы поженились, когда мне было 38 и состояли в браке 13 лет.

И вот, в солидном возрасте, в 51 год, я все еще оставалась девственницей, не познав в лучшие годы своей жизни настоящего интима и не ведая, что же это такое — полноценная сексуальная близость с мужчиной.

Как же так получилось?

Со своим первым мужем, Джоном (по профессии он композитор) я познакомилась в родном Тивертоне в середине 70-х. Он был старше меня на 12 лет и работал в газетном киоске. Приметила его моя матушка, покупавшая у Джона газеты. Ей он показался солидным и начитанным молодым мужчиной.

Внешне он здорово смахивал на молодого Билла Коннолли. Ему, конечно. не хватало харизмы, но он выглядел солидным и уверенным в себе человеком.

Мне импонировала его сдержанность: она вселяла в меня уверенность, что он ухаживает за мной не только ради секса.

Однако, оглядываясь назад, я задумываюсь над тем, не повлиял ли на перекос в моем понимании отношений неадекватный подход к сексу моей мамы.

Когда я была подростком, родительница твердила мне, что секс предназначен для продолжения рода, а не для удовольствия. Однажды ночью я подслушала пререкания в родительской спальне. Мой отец хотел секса, а мама угрожала: «Если ты от меня не отстанешь, я уйду в другую комнату».

Мать заставила меня поверить в то, что секс — это бремя, а не акт любви.

Когда мне было 16, у меня была парочка невинных романчиков, но в Девоне (район, в котором расположен городок, где жила Мария-Луиза) в 70-е добрачный секс еще считался постыдным делом, так что я хотела сберечь свою девственность.

И тут появился Джон.

Мы с ним договорились, что не должны заниматься сексом до тех пор. пока не поженимся.

Поэтому, когда он в совершенно неромантичной форме сделал мне предложение, я ответила «да», считая, что страсть в моем женихе еще попросту не пробудилась.

Мы поженились в 1977 году. Ему было 32, а мне всего 20. Нашу первую брачную ночь мы провели в отеле с видом на реку. Это было невероятно романтично — глядеть на бегущую у твоего окна речку и чувствовать себя сказочной принцессой.

Именно в тот день у меня были месячные. Когда я сказала об этом Джону. он содрогнулся, отпрянул и… любовью в нашу первую брачную ночь мы не занимались. И в течение медового месяца тоже.

Это вызвало у меня легкое чувство грусти, но я не слишком волновалась. Мне казалось, что впереди у нас целая жизнь и мы еще успеем познать физическую сторону отношений.

По возвращении домой я старалась быть идеальной женой. К приходу Джона с раоты его всегда поджидал джин с тоником и горячий ужин.

Джон со своей стороны был очень обходительным. Вечерами мы сидели на диване. держась за руки и изредка целовались. Муж был очень нежен, но когда, казалось, дело идет к сексу, мы всегда останавливались.

Джон, который был ревностным католиком, сказал мне, наконец, что он считает секс лишь средством для продолжения рода. А так как я еще не была готова рожать детей, то согласилась с тем, что мы будем спать раздельно до тех пор, пока я не почувствую желание стать матерью.

Будучи наивной молодой леди, не имевшей предыдущего сексуального опыта, я думала, что такое положение вещей — совершенно нормальное явление для некоторых пар.

Мы целовались, обнимались, но как только дело заходило чуть дальше, Джон всегда останавливался прежде, чем это могло зайти слишком далеко.

Через год мне это наконец надоело, и тогда Джон предложил отправиться в клинику планирования семьи, чтобы поговорить о контрацепции. Во время моего разговора с женщиной-врачом он вышел, аргументировав это тем, что ему стало дурно от запаха дезинфицирующих средств.

Теперь же я понимаю, что у него было устоявшееся физическое отвращение к идее заняться сексом. Так что когда я пришла домой с противозачаточным колпачком, Джон по-прежнему не проявил никакого интереса к интиму.

Постепенно я свыклась с тем, что мы не занимаемся сексом. Кажется невероятным, что я сдалась столь быстро, но учитывая то, что я впитала от матери, я стала считать отсутствие секса удачей.

Ввиду того, что я никогда не испытывала страсти, я не знала, чего лишаюсь.

К той женщине-врачу я больше не обращалась — ведь сказать ей мне было нечего. С подругами обсуждать эту тему мне было неловко.

Но по прошествии двух или трех лет я стала испытывать разочарование. Я выходила замуж с огромными надеждами, но отсутствие секса являлось отсутствием клея, который должен был держать нас с Джоном вместе.

Чувство разочарования стало более острым, когда в 1982 году в моей жизни появился Кароль. Он был владельцем магазина спортивной одежды, в который я устроилась на работу.

Ему было 47 (на 22 года старше меня), он был женатым отцом двух дочерей.

Кароль казался мне воплощением изысканности. Он знал, что шампанское лучше закусывать икрой, а Шабли — устрицами. Он много путешествовал, тогда как я даже не была в столице нашей страны, Лондоне. Он был в хорошей физической форме и у него блестели глаза. И это меня сразило.

Кароль жил в Корнуолле. Будни он проводил у нас в Девоне, возвращаясь домой лишь на выходные.

В связи с тем, что наши с Джоном отношения шли к финалу, я не испытывала угрызений совести из-за того, что иногда проводила время с Каролем.

Пару раз я надевала сексуальное белье и пыталась его соблазнить. Но Кароль говорил, что это неуместно. Когда мне было 25, мы с ним впервые поцеловались.
Кароль сидел за столом у себя в кабинете, а я наклонилась к нему и поцеловала в губы. Впервые в жизни я почувствовала, что влюблена.

«Я люблю тебя», — сказала я Каролю. «Это большая ответственность, — ответил он серьезно. Мне стало радостно от того, что он отнесся к моим словам всерьез.

В 1987 году мы с Джоном полюбовно расстались. Поездки Кароля в Корнуолл стали менее частыми. Мы стали проводить некоторые выходные вместе в шикарных отелях. Но Кароль, боявшийся совершить грех прелюбодеяния, наотрез отказывался заниматься со мной сексом.

Я отчаянно жаждала заняться с ним любовью, но в то же время понимала его нежелание. Ведь он все еще был женат, а мне не хотелось, чтобы наши занятия любовью были запятнаны грехом прелюбодеяния.

Я решила, что должна проявить терпение. Ведь в остальном мы с Каролем были так счастливы. Жизнь с ним была вихрем спонтанных поступков и действий. У нас были внезапные вояжи за границу, шикарные выходные, ужины при свечах. Он становился колючим, когда речь заходила о сексе, но все остальное было фантастически классным.

В конце 1987 года Кароль оставил жену и я предвкушала, как все измениться. Но, к моему сожалению, он просто поменял одно оправдание на другие.

«Я принес тебе в жертву столь многое — жену, семью, свой дом», — говорил он мне всякий раз, когда я заводила речь об отсутствии с его стороны плотской страсти.

Иногда у нас доходило до легкого петтинга, но полноценным половым актом дело не кончилось ни разу.

Вы можете спросить: так почему же ты продолжала с ним оставаться?

И я отвечают: «Потому что в том, что касалось много другого, у нас с Каролем была замечательная жизнь»,

В 1990 мы поехали встречать Новый Год в Амстердам. И там я с завистью смотрела на парочки, обнимавшиеся и целовавшиеся на морозе, в то время как мы возвращались на свои одноместные койки в отеле. Я чувствовала себя несказанно одинокой, но надеялась, что нам удастся преодолеть разделяющее нас препятствие.

И тут я начала думать, что что-то не в порядке именно со мной, а не с ним. Ведь с женой у Кароля был секс! Подтверждение тому — двое детей.

Пару раз я пыталась его соблазнить, но он говорил, что это неуместно.

Меня стали раздирать чувство стыда и смущения.

Несмотря на это, Кароль был способен на проявления щарма и романтики. Когда мы шли вместе по улице, он всегда держал меня за руку, на День Святого Валентина дарил мне сладкие сердечки, писал записочки, полные любви и тепла. Я воспринимала это как доказательства того, что он меня действительно любит.

Когда Каролю стукнуло 52 года, его магазин разорился и кормильцем в семье стала я. К тому времени я была очень успешным менеджером по продажам, ездила по всей стране.

«Я бы хотела заниматься сексом, — заявила я однажды. «Мы будем им заниматься или как?» — поставила я вопрос ребром.

«Или как» — угрюмо ответил Кароль.

Это еще более снизило наши шансы на физическую близость, так как приезжая домой на выходные после изнуряющих командировок, мне было не до страсти. а хотелось просто выспаться.

Я зарабатывала достаточно для того, чтобы жить в полнейшем комфорте. У нас была дорогая машина, мы могли позволить себе устраивать праздники.

К тому времени мне уже было за 30 и я поставила крест на возможности родить ребенка. Но играя с соседской девочкой, то и дело задумывалась.

Однажды я сказала Каролю: «Разве не было бы прекрасно, если бы у нас была дочь?» Его ответ? «Мы не можем, потому что тебе надо работать»,

Именно в этот момент я задумалась о том, чтобы бросить его, но раздумывала об этом не долго, так как вскоре Кароль тяжело заболел. В 1995-ом, когда мне было 38, а ему 60, Каролю сделали коронарное шунтирование.

Когда он лежал на больничной койке, подключенный ко всем этим аппаратам, будучи не в силах говорить, он нацарапал на клочке бумаги «Ты выйдешь за меня?»

Я подумала, что наконец-то он показывает мне свою чувственную сторону. поцеловала его в лоб и ответила «да».

Как только мы поженимся и он поправится, больше не будет никаких препятствий для того, чтобы заняться сексом, полагала я.

Наша свадьба состоялась 28 декабря 1995 года. Кароль по-прежнему был очень болен и нашу брачную ночь никакого секса не было. Но его не было и после того, как моему мужу стало лучше. Я, не приведи господь, не хотела довести супруга до инфаркта и поэтому ни на чем не настаивала. Но однажды, когда с момента нашей свадьбы прошел уже год, я спросила пришедшего к Каролю врача, имеются ли какие-нибудь противопоказания тому, чтобы заниматься любовью. Доктор ответил, что если Кароль не будет слишком активен, никаких противопоказаний ент.

Но и после этого никаких изменений не произошло. Кароль использовал целый ряд тактических уловок, чтобы избегать секса — задерживался в ванной, подолгу читал в туалете перед сном, смотрел на ночь глядя фильмы, которые он уже видел.

Меня распирали чувства разочарования и гнева. Я в очередной раз задумалась об уходе от Кароля, но состояние его здоровья удерживало меня от такого шага.

В 2002 я потеряла работу, а так как я всегда мечтала поселиться где-нибудь в сельской местности во Франции, Кароль предложил это осуществить.

Я думала, что начав все сначала, мы сблизимся и в физическом плане.

Мы купили новый дом неподалеку от Бордо и некоторое время были счастливы. Кароль всячески демонстрировал нашим новым друзьям, как он мною гордится. а я была целиком и полностью поглощена подготовкой к своей новой работе преподавателя английского языка.

Секс перестал играть заметную роль в моих мыслях, я была поглощена нашим новым домом.

В течение нескольких месяцев мы были счастливы как молодожены — только без медового месяца.

И тут, примерно через год, к нам в гости приехали друзья Кароля и я невольно подслушала их разговор, в котором мой муж заявил, что «трахает свою молдую жену как кролик».

Я была разгневана тем, что мой муж имел неосторожность хвастаться нашей на самом деле несуществующей половой жизнью.

В ту ночь я наделе сексуальное белье и опять, как когда-то сказал мужу: «Я хочу заниматься сексом. Мы будем это делать или?»

«Или», — угрюмо ответил Кароль.

С этого дня наши отношения свелись к обоюдным упрекам. В 2005 году Кароль перенс инсульт, и это стало поворотным моментом. В нашу жизнь вошел его французский врач, Тим. Статный 47-летний мужчина с завораживающим голосом, незадолго до этого расставшийся с женой. Тим покорил меня с первого взгляда.

В 2008 году Кароль ушел о меня, объяснив этот поступок желанием быть поближе к дочери в Корнуолле.

Я пригласила Тима на обед и когда он поцеловал меня на прощанье, я почувствовала себя так, будто у меня вокруг головы — целый ореол звезд.

Через два месяца Тим пригласил меня к себе на ужин.

Впервые в тот вечер мужчина целовал меня с неведомой мне доселе страстью. Я догадалсь, что это была прелюдия к тому, чтобы заняться любовью.

Решив, что должна быть честна с Тимом, я сказала ему: «Ты должен кое-что знать. Я никогда в жизни не занималась сексом».

Тим сжал челюсти и чуть не рухнул.

- Но ты ведь была замужем!- воскликнул он.

И тут я рассказала ему все.

В ту ночь я впервые в жизни наслаждалась страстным сексом. Мне был 51 год и я наконец-то перестала быть девственницей.

После этого я решила, что в течение пяти лет наверстаю упущенное. Мы с Тимом были способны заниматься любовь шесть часов кряду. После полувекового сексуального голода у меня вдруг начался половой праздник.

Мы занимались сексом на лестнице, на полу, на диване… Впервые в жизни я наслаждалась истинной близостью. Контраст с моей прежней, лишенной секса жизнью, был поразительным.

Но затем, в 2012 году, Тим внезапно бросил меня ради другой женщины. Я обожала его и надеялась, что будем вместе до конца наших дней.

Я страшно переживала, считала, что одной из причин случившегося является мой недостаточный опыт половой жизни. Что Тим ушел к другой потому, что давал мне горздо больше, чем сам от меня получал.

Но этой весной Тим вернулся ко мне и мы снова вместе.

Наши отношения научили меня тому, что удовольствие секса не только в том, чтобы получать, но и в том, чтобы отдавать. И самое главное, Тим дал мне возможность почувствовать себя настоящей женщиной.

Источник фото:

dailymail.co.uk

Источник cтатьи: http://podruga.biz/8106.html

Читайте также:

Написать комментарий

51 / 0,315 / 7.37mb