Штурман-испытатель: Разрушение было мгновенным

от Natali | в категории Житейское, Новое, Полезное | 03-11-2015

0

1021307Руководитель штурманской службы ОКБ имени Яковлева в эфире Радио «Комсомольская Правда» рассказал свою версию авиакатастрофы в Египте [аудио, видео]

В прямой эфир Радио «Комсомольская Правда» позвонил штурман-испытатель, руководитель штурманской службы ОКБ имени Яковлева Сергей Кудряшов.

Эксперт рассказал нам о своей версии крушения Airbus-321 на Синайском полуострове.

«Не наблюдал среди летчиков раздолбаев. Никогда!»

- Меня зовут Сергей Кудряшов, я действующий штурман-испытатель. Летаю уже больше 35 лет, поэтому мне хотелось сказать о летчиках. Летая все это время с летчиками разного уровня и степени подготовки (и военными, и гражданскими), никогда не наблюдал раздолбаев. Никогда! Это были высококвалифицированные, ответственные и исполнительные люди. Это первое. Говорить о том, что в данном случае есть какой-то человеческий фактор, я не считаю вообще допустимым. С моей точки зрения, разрушение было катастрофическим. Конечно, члены МАК (я тоже недавно курсы в МАК закончил по расследованию авиационных катастроф) разберутся. Там высокого уровня профессионалы, я их всех знаю и очень уважаю.

Еще хочу сказать о самолете. 18 лет, все начинают говорить – старый самолет. Я летал на многих самолетах отечественного производства, которым под тридцать лет, может быть, даже где-то больше. Даже на изношенных. И вопрос, связанный с тем, чтобы конструкция разваливалась в воздухе, такого в нашей практике не было. И еще. Основные летные происшествия у нас происходят, если посмотреть по статистике, на взлете и на посадке. В силу того, что на посадке могут быть допущены разные ошибки, которые приводят к столкновению с землей. В данном же случае катастрофа стала развиваться, когда был уже набран заданный эшелон и когда люди, можно сказать, успокоились, переводили себя в состояние спокойного нормального полета. И в этот момент произошло что-то, что привело к катастрофе. Моя точка зрения (она сугубо моя, я ее не хочу никому навязывать) - это было разрушение мгновенное, катастрофическое. И в результате экипаж стал действовать так, как он действовал. А то, что они не смогли осуществить посадку аварийную, если они хотели ее сделать, как я слышал в СМИ, на то, как говорится, божья воля. Не все человеку дано. Конечно, мне очень тяжело говорить об этом, потому что любая авиационная катастрофа, особенно с гражданским самолетом, это всегда у нас вызывает (я имею в виду тех, кто занимается летными испытаниями) большой внутренний дискомфорт. Сами понимаете, о чем я рассуждаю.

«Элемент конструкции самолета не может оторваться. Если его не оторвать...»

- Получается, что ни одна изношенная деталь фюзеляжа или оперения, которая могла оторваться во время полета и куда-то попасть, что-то повредить, не могла привести к столь стремительному развитию чрезвычайной ситуации?

- Есть у меня очень хороший старший товарищ Виктор Заболоцкий. Мы с ним летали в свое время на испытаниях, когда он летел пассажиром. Я запомнил его рассказ. Он увидел: на одном из самолетов начала задираться обшивка на крыле. Просто в силу каких-то причин начала задираться. Очень спокойно он экипажу показал, что это происходит. Полет был выполнен нормально, все сели, и никаких вопросов не было. Хотя нарушение конструкции наблюдалось. И говорить о том, что оторвался какой-то элемент конструкции, в принципе, это действительно дилетантский вопрос. Он оторваться не может, если его не оторвать. А оторвать его можно, если применить какое-то внешнее или внутреннее воздействие. Я очень говорю осторожно...

- Мы сами думаем постоянно об этом. Но пусть эксперты скажут уже на сто процентов точно.

- Я могу и ошибаться. Может быть, это и конструкция подвела. Всякие штуки возможны в этой ситуации. Но в одном я уверен на сто процентов: летчики сделали все, что от них зависело, чтобы спасти самолет.

- Ни вчера, ни сегодня ни один камень в сторону летчиков не был брошен. Никто ни в чем их не обвинил. Речь идет лишь о том, что это опытные люди с более чем 10 тысячами часов налета. Просто летали они на разных самолетах. Как говорят эксперты, не имеет значения, на чем ты летаешь, если ты профессионал.

- И еще хочу вам сказать, что я летал со многими летчиками-иностранцами, с высокопрофессиональными ребятами. И с теми, которые тоже огромный налет имеют на гражданских самолетах, но по существу не имели той школы, которую имели военные летчики. Я имею в виду зарубежные. Так вот, класс подготовки этих людей разный совершенно. И то, что, допустим, те люди, которые сейчас начали говорить, что вот он летал на боевом самолете, а потом не так себя повел, как-то надо было ему перестраиваться. Не надо ничего перестраиваться. Летчик, который переучился и который получил квалификацию командира, на данном типе воздушного судна действует в соответствии с теми регламентами, правилами и установками, которые на него распространяются. С учетом того, что сейчас очень трудно получить место в гражданской авиации. Особенно переучиться на зарубежный тип. Если ты раньше летал на российском, на советском типе.

1021309

«Надо смотреть совокупность факторов»

- Про этот «Аэробус» говорят, что он в свое время эксплуатировался турецкой авиакомпанией, имел удар хвостовой частью о полосу во время посадки. Все вспоминают катастрофу «Боинга-747» под Токио в 1987 году, которая унесла жизни 520 человек. У того «Боинга» оторвался в полете киль – руль направления. Этот самолет тоже до катастрофы имел удар хвостовой частью о полосу. Это совпадение? Не снижаются ли эксплуатационные характеристики самолета после таких ударов?

- Ваши эксперты должны были еще пояснить, на каких этапах полета произошло разрушение хвостовой части.

То ли это был набор, то ли это было снижение, высоконагруженная часть полета, когда менялась траектория в связи с какими-то условиями, создавались какие-то нагрузки, либо самолет достаточно жестко приземлялся, и в этот момент произошло разрушение.

Тут надо смотреть совокупность факторов.

- Сразу после взлета японец потерял киль, минут через двенадцать.

- Наверное, потому что в процессе набора возникли дополнительные нагрузки. Хотя, я думаю, можно говорить о чем угодно, и я не буду оспаривать свою точку зрения, но после этого инцидента с А321 фирма-изготовитель должна сделать все необходимое, чтобы установить, насколько конструкция пригодна для эксплуатации.

 

Читайте также:

Написать комментарий

75 / 0,483 / 26.74mb